среда, 29 января 2014 г.

ТАЛЫШЕВЕДЫ - В «ГРУППЕ РИСКА» В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ






На одном из заседаний Талышской Национальной Академии было принято решение подготовить биографию великого русского востоковеда Бориса Всеволодовича Миллера, автора ставших уже классическими книг «Талышские тексты» (М., 1930) и «Талышский язык» (М., 1953). Причиной тому была скудость сведений о его жизни как в собственно талышской, так и в русской историографии. Науке известны лишь несколько очень кратких публикаций о его жизни и научном наследии:

Б.В. Миллер (1877-1956): (Некролог) // Сов. востоковедение. 1956, № 5. С. 158-159.
Миллер Б.В. // БСЭ. 2-е изд. Т. 27. М., 1954. С. 485.
Миллер Б.В. // Императорское Московское Археологическое общество в первое 50-летие его существования. Т. 2. М., 1915. С. 228-229.
Миллер Б.В.// Милибанд С.Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г.: [В 2 т. / Рос. акад. наук, Ин-т востоковедения, Ин-т науч. информ. по обществ. наукам].Т. 2. М-Я. – М.: Наука, 1995. - С. 79.
Миллер Б.В. // Научные работники Москвы. М., 1930. С. 184.
Иллюстрацией информационного вакуума может быть хотя бы то, что до сих пор не опубликована полноценная библиография Бориса Всеволодовича Миллера. Между тем, он занимался не только любимым Талышистаном (В интервью газете «Толыш» автор русско-талышского словаря, начинавшая учиться в аспирантуре под руководством Бориса Всеволодовича, Лия Александровна Пирейко вспоминала: “Он был фанатично влюблён в Талыш, талышский язык и культуру талышского народа. Вообще, надо сказать, что он тщательно оберегал «талышскую тематику», не подпускал к ней никого, даже ревновал, считая её «своим детищем». «Талыш- это мой ребенок, я его никому не отдам»,- говорил Миллер. Можно сказать, что он всего себя целиком, всю сознательную жизнь посвятил талышскому народу и его языку. […] Он был настолько одержим талышской тематикой, что готов был лишиться всего, «лишь бы оставаться один на один со своим талышом». Он мог часами сидеть за своим письменным столом, составляя рукописи и попутно размышляя о горестной судьбе талышского народа. «Надо же, такой древний и высококультурный народ, а не имеет своей государственности»,- сетовал Борис Всеволодович»”, но и фольклором и языком турков, татов (как парсов, джухуров, так и так называемых армяно-татов), курдов, таджиков и др. Создатель кафедры иранской филологии в МГУ, автором многих учебных материалов (русско-персидского словаря, лекций и пр.), он являлся одним из основателей московской школы советской иранистики, являвшейся логическим продолжением школы его учителей, иранистов дореволюционной России –Миллер В. Ф. (отец Бориса Всеволодовича), Корш Ф.Е. и др.

Работа по изучению его биографии была поручена мне. Изначально предполагалось  написать развернутую статью, однако поиск материалов выявил значительный объем документов, касающихся биографии Б.В. Миллера, истории русского и советского востоковедения, а также частично истории талышского народа. На основании этого было принято решение подготовить отдельную книгу, посвященную биографии всемирно известного ученого, что в некотором смысле стало бы выражением благодарности за его чрезвычайно важный вклад в талышеведение.

Сбор материалов происходил по различным частным и государственным архивам, библиотекам и др. учреждениям Ланкона, Масалона, Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Владикавказа и др. городов. Эсмира Джавадова в книге «… Он также был выдающимся этнографом (страницы из жизни и творчества Теймур бека Байрамалибекова)» (тюрк. «…O həm də görkəmli etnograf idi (Teymur bəy Bayraməlibəyovun həyat və yaradıcılıqından səhifələr)», Bakı, 2009) упоминает, что Б.В. Миллером была найдена и передана в Институт рукописей им. М. Физули в Баку рукопись Т. Байрамалибекова «Ленкорань в прошлом» (написана предположительно в 1930-1932гг.) (см.: Cavadova E. Op. cit, s. 15).

Не имея особых надежд получить ответ, я обратился в Институт рукописей им. М. Физули. Я написал на электронный адрес этого учреждения письмо следующего содержания:

«Здравствуйте!
Меня зовут Игбал Абилов. Я занимаюсь биографией известного советского ираниста Бориса Всеволодовича Миллера. Он предпринимал несколько поездок в Азербайджан в 1902, 1925 (обе поездки - в Талышскую зону), в 1929 (по татским населенным пунктам). В этих поездках его часто сопровождали местные жители - как простые крестьяне, так и представители местной интеллигенции. Не могли бы Вы подсказать, имеются ли в Институте рукописи НАНА документы, связанные с Б.В. Миллером. Например, возможно в фонде Т. Байрамалибекова хранится переписка последнего с Б.В. Миллером. Кроме того, в книге сотрудника Института Эсмиры Джавадовой сообщается, что Миллер передал в Институт рукописи одну из рукописей Байрамалибекова. Имеется ли информация о том, как эта рукопись оказалась у Б.В. Миллера? Передавал ли он еще что-нибудь в фонды Института? Имеются ли в Институте документы, связанные с ленкоранским литературным кружком "Фовджюль-Фюссаха"? Борису Всеволодовичу в его поездке помогали некоторые из членов этого кружка. <…> Сообщите, пожалуйста, как можно получить документы для публикации, если таковые найдутся?
С уважением и наилучшими пожеланиями,
Игбал Абилов».
Через некоторое время я связался по телефону с ответственным лицом – заместителем директора Института Пашой Али оглы Керимовым. Мы довольно хорошо пообщались. Я поинтересовался изданной Институтом в 2012 г. книгой Э. Джавадовой «Теймур бек Байрамалибеков. Избранные произведения» (Баку, «Элм ве техсил») -  к сожалению, система книгораспространения в Азербайджанской Республике очень сильно пострадала за время независимости: сегодня чрезвычайно сложно найти в каком-нибудь магазине интересующую Вас книгу, тем более – научную. Вина за это лежит как на общей политике государства, серьезно цензурирующего издаваемые в стране книги и мало вкладывающего в развитие настоящей литературы, науки и образования, так и общем спаде интереса населения к чтению. Так, тираж большинства книг (особенно научных) не переваливает за 500-1000 экземпляров. К примеру, тираж интересующей меня книги составил лишь 500 экземпляров. Паша Керимов, сообщив, что книга не продается в магазинах, любезно отправил мне один ее экземпляр, за что я выражаю ему свою признательность. После получения ответа по электронной почте мы продолжили переписку. В своем последнем письме в ответ на вопросы П. Керимова я написал:

«Дорогой Паша муаллим,
В широком смысле, я занимаюсь Талышским регионом. Сейчас я занимаюсь биографией Бориса Всеволодовича, который, в общем-то, занимался не только Талышом, но и другими регионами и народами АзССР. Следующим исследованием, возможно, будет "Фовджуль фусаха". Поэтому, например, мне интересно, могу ли я, будучи частным исследователем, получить копию "Джавахернаме-йе Ланкаран" Садиали ибн Казымбека или "Ахбарнаме" Мирза Ахмеда? Мне в общем-то нечего присылать взамен.
Оригиналы меня интересует в связи с тем, что выполненные издания этих произведений имеют значительные различия. Издание книги Саидали 2000г. (изд. "Орнак"), например, выполненно без указания шифра оригинала и непонятно, какая из двух рукописей Института издана; непонятны различия эти двух рукописей, а это, безусловно, важно для исследования.
<…>
С уважением,
Ваш Игбал».
После дневного молчания я получил ответ, который ожидал получить на своё первое письмо, а не после столь корректной и уважительной переписки:

«Уважаемый Игбал Абилов,
Мы узнали, что вы ведете антиазербайджанскую деятельность, сотруд­ничаете с армянами. Именно с «Исторической борьбы за право быть хозяева­ми своей земли» начали армянские сепаратисты и по этому до сих пор на Кав­казе проливается кровь, страдают невинные люди, 1 миллион азербай­джанских беженцев.
Ваш друг Аликрам Гумбатов хотел поссорить талышей с азербай­джанцами. И что из этого получилось? От него отказались в первую очередь сами талыши. Люди живут нормально, спокойно. Кому нужно нарушать их спо­­койствие? Посмотрите на Армению. Ведь они выжили представителей всех национальных меньшинств. Даже русских. Вы думаете, они вам по­могают из-за сострадания? Армяне открыли военное училище для предста­вителей национальных меньшинств Азербайджана. Почему? Потому, что им выгоднее посылать против азербайджанцев не своих, а других. У них в рес­публике мало кто остался. Вы были в Иране. Что вы думаете, иранские талы­ши откликнутся на ваши позывы (если поймут ваш диалект) и начнут борьбу за право быть хозяевами своей земли? И как на это посмотрят в Иране?
Если вас используют, и вы это понимаете и сами как то хотите получить выгоду из ситуации для себя – это ещё я могу понять. Но в любом случае оставь­те народ в покое. Не трудное дело сидеть в России, Белоруссии, Армении и мутить воду. Вот обрадуются армяне, другие враги народов Кавказа.
Больше не желаем сотрудничать с вами.
С уважением,
Паша Керимов».
Я ни в коем случае не собираюсь «оправдываться» перед автором этого письма. Это было бы ниже достоинства любого уважающего себя человека. Паша Керимов, изначально, судя по всему, не знавший о том, что я являюсь сотрудником Талышской Национальной Академии, «удивился» моим научным интересам и написал этот ответ, вероятно, лишь «наведя соответствующие справки» и, вполне возможно, получив «необходимые инструкции». Вынужден предполагать, что Паша Керимов, вероятно, даже не знаком с работами собеседника, и мысль об «антиазербайджанской деятельности» является лишь свидетельством «инструктажа».

Такое отношение представителя азербайджанской науки к академическому талышеведению, являющееся, к большому сожалению, правилом, а не исключением, не может не тревожить. Печально, что деятель науки, который, казалось бы, должен быть далеким от пропаганды и стремиться к трезвому и объективному восприятию действительности, к миру, стабильности и развитию народов как своего государства, так и соседних, напротив крайне болезненно реагирует на любую деятельность, описательным эпитетом которого может быть слово «талышский», называет ее «антиазербайджанской». Вызывает сомнение, что квалификация любой «талышской» активности как «антиазербайджанская деятельность», будет в обозримом будущем способствовать урегулированию столь чувствительных, местами латентных этнических конфликтов внутри Азербайджанской Республики. Стоит ожидать, что это напротив лишь усилит существующие противоречия.

Между тем, для справки должен заметить Талышская Национальная Академия создана в 2010 г. в г. Рига группой талышских исследователей для планомерного обследования и изучения Талыша в социально-экономическом, историко-этнографическом, археологическом, литературном  и лингвистическом отношениях,  а также распространения знаний о нем.  Академия издает «Вестник ТНА» на талышском, английском и русском языках. ТНА занимается исключительно научной деятельностью.

Вместе с тем, необходимо сделать цитату из первого номера «Вестника ТНА»: «следует понимать, что некоторые области гуманитарного знания тем или иным образом всегда связаны с политическим контекстом, что зачастую влечет за собой навешивание со стороны сторонних от науки лиц дискредитирующих ярлыков о «политизированности» какой-либо работы, «бросающей вызов правилам якобы надполитической объективности» (Э. Саид). Было бы ошибкой (и более того, как не парадоксально, самой «политизированностью») в угоду избежания таких нападок (т.е. под их негласным давлением), корректировать исключительно научные выводы, ориентируясь на оценку ненаучных институтов общества». Поэтому одним из принципов работы ТНА можно назвать полную независимость работы учреждения от каких-либо политических движений, партий. Главной задачей ТНА является создание независимой талышской научной школы.

Сразу после создания ТНА и первых изданных работ этого учреждения в бакинских СМИ появились публикации об «антиазербайджанизме» Академии. И это несмотря на то, что печатный орган учреждения был признан отвечающим всем стандартам академического издания специалистами-иранистами по всему миру, а книги Академии издаются, в том числе и в европейских академических издательствах (например, в немецком издательстве «LINCOM publishers»). Некоторые называют «антиазербайджанскими» даже талышские словари.

Противодействие Академии ведется не только внутри Азербайджанской Республики, но и за ее пределами. Например, в 2011 г. ТНА была издана книга «Несостоявшаяся независимость Талыша», включавшая очерки (одна – в соавторстве) автора этих строк по истории и этнографии талышей, в Минске. Члены Конгресса азербайджанских общин Беларуси и местное азербайджанское посольство активно противодействовали продаже книги в городской «Академкниге».

С проблемами Талышская Национальная Академия порой сталкивается и при работе с российскими архивами, которые не желают выдавать исследователям хранящиеся у них документы и направляют их обращаться к ним не напрямую, а посредством бакинских органов (стоит только вдуматься!). Отдельные учреждения России и российские ученые открыто говорят, что боятся нападок со стороны Баку в случае сотрудничества с ТНА. В некоторых учреждениях отдельные сотрудники в приватных беседах жалуются, что руководство запрещает им сотрудничество с Талышской Национальной Академией.

В свете сказанного вызывает сожаление, что те, кто говорит об «антиазербайджанской деятельности», не говорят об «антиталышской деятельности». Я пишу не о преследованиях политических деятелей. Меня беспокоит состояние талышеведения в Азербайджанской Республики, точнее, ее отсутствие.

Как свидетельствует общение, в том числе и с Пашой Керимовым, независимое исследование Талышистана в стране запрещено и является, как не печально, преступной деятельностью. Получить доступ к документам, прямо касающимся истории и культуры талышей из архивов Баку фактически невозможно. Для этого сотрудники архивных учреждений требуют предоставления разрешений из МВД или МНБ или же решения/требования суда. Именно поэтому до сих пор в печальном состоянии находится исследование биографий, например, талышских деятелей 1920-1930-х годов Бойукага Мирсалаева, Зульфугара Ахмедзаде и др.

Отдельно стоить сказать о безопасности талышских учёных. В 2007 году был арестован талышский лингвист Новрузали Мамедов, который был совершенно далек от политики. Он был обвинён за свою «талышскую активность» в шпионаже и «измене Родине» и осуждён на 12 лет тюремного заключения. В 2009 году он умер в тюрьме. Вдова Н. Мамедова и талышские деятели утверждают, что он был убит, как и двое его сыновей. В 2012 в Баку был арестован другой талышский учёный – кандидат физико-математических наук Г. Мамедов и осуждён в прошлом году на пять лет тюремного заключения за «разжигание межнациональной розни» и «шпионаж». Обвинение в обоих судебных разбирательствах называло «агентом иранских спецслужб» талышского исследователя Али Абдоли из Ирана, который, если не ошибаюсь, после Исламской революции вообще лишился работы и вынужден зарабатывать деньги работой в своём маленьком книжном магазинчике. Сегодня любой талышевед находится в Азербайджанской Республике в «группе риска» и в любой момент может быть обвинён в каких-то неимоверных преступлениях. Но страшно то, что эта позиция не только отдельных органов, но, в том числе и большинства учёных. Фактически все бывшие коллеги Новрузали Мамедова сегодня боятся даже упоминать имя своего покойного товарища.

Вызывает горечь, что сегодня в стране не осталось серьёзных учёных, готовых противостоять расползшемуся пантюркистскому шовинизму, подобно Играру Алиеву.

Кроме всего, необходимо повториться: в Азербайджанской Республике «путём создания в СМИ, науке и искусстве нового и ограничения старого вокабуляра, относящегося к талышам, происходит кардинально новая репрезентация этноса, направленная на изменение его места и роли в истории региона» (Абилов И. Историко-культурное наследие как проблема этнического самосохранения (на примере талышского народа)// Вестник ТНА, № 1, 2011, сс. 60-61). В стране изменяется почти вся терминология, каким-либо образом связанная с Талышом и талышами.

Один из хадисов передаёт слова пророка Мухаммеда (саас): "Если видишь совершение греха, останови его рукой, если не можешь этого, то – словом, если и этого не можешь, то не одобряй тот грех и этот будет наименьшим проявление веры". Хочется надеяться, что учёные Азербайджанской Республики хотя бы не одобряют происходящего.

Աղբյուր՝ http://www.iarex.ru/articles/44862.html 

Комментариев нет:

Отправить комментарий