пятница, 23 мая 2014 г.

Уничтожение талышской элиты

Выстрелы, произведённые из турецко-мусаватистских пушек на  главной площади Ланкона (Ленкорани) летом 1919 года, в  результате которых прекратила своё существование Муганская  Советская Республика, даром не прошли.





Муганская Советская республика была первой попыткой  талышского народа в начале XX века по восстановлению своей  государственности, уничтоженной согласно Гюлистанскому (1813  г.) и Тюркменчайского (1828 г.) мирного договоров.

 Несмотря на недолгое существования (март-май 1919 г.), она разбудила многих талышей, в первую очередь, нашу немногочисленную в то время интеллигенцию. И они подняли на новые высоты знамя талышского национального движения!.. Они стали основателями и руководителеми нового этапа этого движения – этапа Романтического Просвещения.

Возрождение языка

Одним из ярких представителей этого периода был талантливый политический деятель своего времени и великий поэт талышского народа Зульфугар Ахмедзода, кто впервые после долгих год начал сочинять стихи на родном талышском языке.

При этом, следует отметить, что он изначально вовсе не был поэтом. Он был политиком и государственным деятелем, и обычным свободолюбивым гражданином своей страны и народа. Но Время и трагедия его народа сделали его поэтом…

…Если бы он хотел прожить свою жизнь как десятки тысяч его соотечественников, то его биография по всей вероятности была бы написана следующим образом: Зульфугар Ахмад оглы Ахмадзода (Пенсаж) родился в 1898 году в селе Пенса (Бутаса) Осторинского (Астаринского) района Талышского края.

Своё первое образование он получил в духовной (мусульманской) школе, потом учился в начальной русской сельской школе. После окончания школы он переехал в город Баку и там активно включился в политическую борьбу. В 1918 году он уже был членом революционной рабочей организации “Гуммет”, а через год вступил в ряды РК(б)П.
       
Навет, арест и гибель

После установления советской власти – с 1920 года до момента своего ареста З. Ахмедзода занимал высокие должности в партийной и советской иерархии в Зуянском (Ликском),Ланконском (Ленкоранском), Лачинском, Закаталинском, Агдамском, Осторинском (Астаринском) районах Азербайджанской ССР и Ведийском районе Армении.

Руководил управлением ВУЗов Народного Комиссариата Образования Азербайджанской ССР и “Отделом малочисленных народов” Государственного издательства АССР “Азернешр”.

15 марта 1938 года ночью в 3 часа он был арестован и обвинен в якобы “разжигании межнациональных отношений и попытке создания политической организации с целью отделения Талыша от Азербайджана”. Его сослали в Сибирь, и в 1942 году после продолжительной тяжелой болезни он скончался в г. Мариинск Кемеровской области.

Решением бюро ЦК КП Азербайджана от 28 мая 1957 года он был реабилитирован и признан невиновным.

Вот и все!..

Боль, не дававшая покоя

Но он не желал прожить свою весьма благополучную на первый взгляд жизнь как обычный, рядовой гражданин. Точнее, боль его родного народа, его многотысячелетняя, незаслуженно преданная забвению, история, и не совсем ясное будущее не позволили ему прожить жизнь обычного гражданина.

Он появился на свет в одном из райских уголков Талыша – в селе Пенса (Бутаса) Осторинского магала. Его родители ничем не отличались от своих соседей. Семья была глубоко религиозной.

Поэтому отец и мать первым делом старались дать маленькому Зульфугару религиозное воспитание. В этих целях они отдали его в начальную духовную сельскую школу. Но в дальнейшем жизнь повела его в другом направлении…

С первых же дней сознательной жизни судьба родного народа, его история, обычаи и традиции всецело пронизывали всё его существо. Он с большой любовью и терпением изучал историю и культуру Талыша.

Иногда часами сидя рядом с бабушкой и дедушкой, он с болью в сердце слушал их рассказы об этом удивительном крае и населяющих его людях. Впоследствии во введении к своей поэме “Даварда ружон” (“Дни пройденные”) он так написал об этом:

“Чтобы описать дореволюционный уклад жизни этого босоногого народа, обосновавшегося на обширной земле – от Мугани до Мазандаранских лесов, на Юго-Западном побережье Каспийского моря и в Талышских горах потребовалось большевистское сердце, чтобы смог приостановить свои слезы, когда слушал эти скорбные строки.

До сих пор не помню, чтобы когда-то заплакал. Но иногда слезы не давали мне покоя, когда описывал горькую правду тех времен. Это не было случайным. Мои пожилые отец и мать, которые были живыми свидетелями той трагедии, без слезы в своих глазах не могли мне рассказывать об этих исторических фактах”.

Учеба в русской школе, хорошие знания русского языка и классической русской литературы во многом предопределили его дальнейшую судьбу. Именно благодаря этим качествам он смог стать одним из высокообразованных людей своего времени.

Аллах наделил его многими положительными качествами. Его внешние данные, интеллектуальные способности, высокая образованность, завидная скромность, ораторское мастерство, знания мировой литературы, опыт политической борьбы и работы в партийных и советских органах, организаторские способности, глубокое знание жизни простого народа и т. д. способствовали становлению его как лидера.

Именно эти качества и обуславливали его активное включение в революционную борьбу с самого начала своей политической биографии. Сегодня при анализе его политической биографии отчетливо можем выделить три основные этапа.

1. Годы поиска

В эти годы, которые продолжались до начала 30-х годов прошлого столетия, он в основном был занят изучением опыта революционной борьбы и политическим самообразованием, а после победы социалистического переворота - строительством так называемой “новой жизни”.

Эти старания очень скоро дали свои первые результаты – в свои 20 лет, в 1918 году, он стал членом организации “Гуммет”, которая состояла в основном из представителей азербайджанской интеллигенции и руководителей революционных рабочих организаций г. Баку.

Но, спустя некоторое время, он понял, что “Гуммет” вовсе не отвечает его возросшим требованиям и идеалам. Неслучайно уже через год он вступил в ряды РКП(б). Становление Советской власти в Азербайджане он встретил с чувством глубокой удовлетворенности и революционным подъемом.

С первых же дней строительства социализма он активно включился в этот процесс. Отличительной чертой этого периода являлось то, что в первые годы строительства социализма все эти молодые революционеры выступали единым фронтом.

Идеалы революции и светлого будущего, идеи марксизма-ленинизма о пролетарской солидарности и интернационализме объединили их как единое целое. В этом нескончаемом людском потоке они друг друга пока еще не различали по национальному признаку.

Сердца и думы миллионов людей были заняты процессом построения новой жизни. Место того или иного человека в сложной иерархии политических процессов и во властных структурах определялось не национальной принадлежностью, а общим опытом революционной борьбы и его вкладом в общее дело. Поэтому неслучайно, что начался его стремительный подъем по служебной лестнице.

Но мысли о родном народе никогда не оставляли в покое молодого Зульфугара.

Еще в 1923 году было создано “Общество по изучению и исследованию Талышского края”.

По линии этого общества в Талыш были приглашены передовые русские ученые – историки, археологи, лингвисты, этнографы и т. д., среди которых был Б.В. Миллер – автор книг “Талышские тексты” (1935) и “Талышский язык” (1953).

Они активно изучали историю этого края и талышский язык. В различных бюллетенях и журналах одни за другими были опубликованы результаты этих исследований. З. Ахмадзода вместе со своими единомышленниками – представителями талышской интеллигенции – И. Абдуллаевым, Ш. Ахундовым, Г. Алекберли, М. Насирли, Ш. Мурсаловым и др. внимательно следил за деятельностью этого общества и изучал его материалы.

Эта немногочисленная группа образованных людей за короткий отрезок времени – с 1929 – по 1935 год, - написали все учебники на талышском языке для средней школы, перевели на талышский язык и издали сотни произведений классиков русской и мировой литературы.

О его занятиях художественным творчеством в первые годы советской власти нам ничего не известно.

2. Национальное движение

На этом этапе Ахмадзода уже известен, как продолжатель и один из видных руководителей талышского национального движения в 30-х годах ХХ века.

Относительная свобода и независимость народов, возможность получить образование на родном языке, предоставленная новой властью, способствовали расширению деятельности молодых представителей талышской интеллигенции.

Но прежде чем расширить свою деятельность, они должны были ответить на еще один вопрос: с чего начинать, в каких формах и в каком направлении вести работу?

В соответствии с духом времени и своими возможностями, они так определили свою задачу: направление борьбы – просвещение талышского народа; форма борьбы – народничество; способы борьбы – написание учебников, создание образцов художественной литературы, переводы произведений русских и иностранных классиков на талышский язык.

За короткий период полностью изменилась политическая биография З. Ахмадзода. Он стал преданным борцом в деле просвещения талышского народа. Исходя из задач национального движения, он выбрал путь поэта…

В этом смысле быть поэтом было для него исторической необходимостью, требованием времени. Его творчество был протестом против времени, против той несправедливости и рабства в отношении его народа, которые продолжались столетиями, против сегодняшнего и завтрашнего дня талышского народа, который был на грани исчезновении с исторической арены.

Его творчество было криком пророка Зардуста (Заратустра), который впервые в истории призывал людей на своем родном талышском языке к признанию единого Бога!

Среди большой армии молодых поэтов, которая постепенно формировалась в Азербайджане в первые годы советской власти, он был первым талышом. Альфой и омегой его стихотворений всегда был Талыш, независимо от того, какой теме были они посвящены.

Каждый талыш, читающий эти стихотворения, чувствовал в них гордость талышских гор, аромат талышских лесов, быстроходность талышских горных рек, прозрачность наших родников, леденящую прохладу талышских кяризов (подземных водопроводов), бесконечность наших полей, непорочность Каспийского моря, героизм и бесстрашие талышских сыновей, их преданность, которые золотыми буквами вписаны в книгу истории, гордость талышских жен и матерей, святость нашей великой Родины и гордость за имя “Талыш”!

Разве не говорить об этом то, что наши отцы и матери, в 30-х годах учившиеся в талышских школах, и сегодня продолжают рассказывать наизусть стихотворения З. Ахмадзода с большой любовью и уважением к их автору!

Несмотря на то, что ныне некоторые так называемые интеллигенты – выходцы из Талыша, (чтобы понравиться кому-то!) утверждают, что не знают его имени, некоторые потомки самого Зульфугара боятся даже напоминать о нем, многочисленные талышские поэты и прозаики с большой гордостью называют себя продолжателями “Зульфугарской школы”!

Разве не об этом мечтал он в те далекие годы, когда боролся за свой народ?! Разве не это и есть самая большая политика?! После всего этого кто может сказать, что З. Ахмадзода не занимался политикой и политической борьбой?!

Он мог бы выбрать для себя другой путь и прожить не 44 года, а, как и другие долгожители Талышского края, 100 и еще более лет. А самое главное – он мог прожить тихо и мирно, подняться по служебной лестнице еще выше!

Мог бы сочинить сотни стихотворений и десятки поэм на тюркском языке и не был бы сегодня предан забвению. Конечно, мог бы! Но тогда он не был бы Ахмадзодой! Потому что Аллах его создал как преданного борца за освобождение своего народа! Этой цели и он посвятил всю свою жизнь!.. Он ни на шаг не отступил от этой цели, несмотря на многочисленные оскорбления и унижения, преследования и давление. На этом же пути он и погиб!..

Примечание

Из рассказов его жены Гюмри ханум: “Чуть ли не каждый день приходил домой нервным. Когда я спрашивала о причинах такого состояния его, - “Опять такой-то мерзавец выразился плохо о талышах!” - отвечал мне.

Я старалась всячески уговаривать его, чтобы он перестал обращать внимание на происходящее вокруг талышской темы. Каждый раз он так отвечал мне: “Если не мы, то тогда кто? Кто-то должен бороться против такого несправедливого отношения к моему народу, или нет?!” ”

Среди многочисленных хитрецов, негодяев и шулеров от литературы, жуликов и мошенников с большой дороги, где доносы в НКВД считались нормой морали и нравственности, сочиняющий одинаково талантливо стихи и на талышском и на тюркском языках, поднявший Знамя Талыша на новые высоты в самом Баку З. Ахмадзода являлся для многих как гром средь белого дня.

Единственным человеком, который всегда – и до, и после ареста - поддерживал его, был народный поэт Азербайджана Самед Вургун. Этот факт нельзя назвать иначе, кроме как примером курдско-талышской солидарности в Азербайджане!

З. Ахмадзода по своим политическим взглядам был наивным народником. В условиях господства коммунистической идеологии другого не могло быть. Главное противоречие его политической биографии было связано именно с этим: с одной стороны, он был настоящим коммунистом, а с другой – был предан идеалам народной свободы.

Он, как и многие другие передовые люди того времени, от всей души верил в то, что Октябрьский переворот является результатом великой борьбы народов за освобождение, национально-освободительной и социальной революцией, что он обеспечит всем народам вечное счастье.

Но мы убеждены в том, что незнание истинного лица тех людей, которые на самом деле стояли за этим переворотом, было его трагедией, а не ошибкой!

В своих произведениях (даже когда находился в ссылке!) с большой верой и любовью он воспевает новую власть и коммунистическую идеологию. Относительную свободу, которую предоставила народам советская власть в первые послереволюционные годы, он считал громадным шагом вперед по сравнению с отсутствием свобод в царской России.

3. Сибирская ссылка

Относительная свобода, предоставленная народам, как и можно было предвидеть, продолжалась недолго. Начались беспощадные репрессии 30-х годов. Одной из первых жертв этих репрессий стал З. Ахмадзода.

В одном из своих писем своему старшему сыну Айюбу он сообщал, что был репрессирован именно по “талышскому вопросу”. Он так жаловался ему: “Держа ноги в кипящей воде …такого-то,… выбили из него показание против меня. И он был вынужден сказать, что, якобы с целью отторжения Талыша от Азербайджана, мы вместе создали какую-то организацию”.

Менялись времена, прошли годы. От того периода нам на память остались две веши: первая из них – высокое имя Ахмади Зульфугара Ахмадзода, а вторая – великие дела, связанные с его именем. Это и есть “Зульфугарская школа”, выходцами которой являемся все мы – сегодняшние представители талышского национального движения.

Его имя вечно будет жить в памяти талышского народа, пока он сам будет жить как народ. Новые и новые поколения талышского народа именно его именем поднимутся на борьбу за освобождение нашего народа, при этом будут продолжат себя называть “выходцами из Зульфугарской школы”!

Низкий поклон тебе, наш Великий Учитель!

Это – лишь один из немногих примеров того, как в государстве под названием Азербайджанская республика, в составе которой талыши оказались вопреки своей воле и желания, целенаправленно и сознательно уничтожали видных талышских деятелей – нашу элиту.

Эта политика продолжалась за все прошлое столетие. Она продолжается и сегодня. В дальнейших своих статьях мы ознакомим читателей с другими преставителями талышской элиты, которые были уничтожены властями азербайджанского государства.

Фахраддин Абосзода
учёный, политолог и общественный деятель.



TolishPress.org

Комментариев нет:

Отправить комментарий